SAVOIR-FAIRE

HOUSE OF WORTH И РОЖДЕНИЕ ВЫСОКОЙ МОДЫ

ДЕРЗОСТЬ И ИСКЛЮЧИТЕЛЬНОСТЬ У ИСТОКОВ ЛЕГЕНДЫ

Сложный, цикличный, постоянно меняющийся мир моды представляет собой переплетение разнообразных влияний, легендарных личностей, переменчивых вкусов и трендов. Однако если мы проследим за нитью истории высокой моды и проследуем за ней назад во времени, то непременно придем к одной неординарной личности — человеку, чьи дерзкие идеи и уникальное видение заложили основу той высокой моды, которую мы знаем сегодня.

Чарльза Фредерика Уорта часто называют отцом от-кутюр и основателем моды как индустрии и формы искусства. В своих творениях, концепциях и совершенно новых подходах к созданию одежды Уорт сумел выразить образ собственной эпохи, создав при этом источник вдохновения для множества дизайнеров будущих поколений. Черпая вдохновение в блеске ушедших эпох и устремляя взгляд в будущее, Уорт сумел передать всю суть роскоши и красоты современности. Волна, созданная его творениями, прокатилась во времени — и мир высокой моды до сих пор чувствует ее влияние, которое продолжит определять наше понимание роскоши и в будущем.

ОТ СКРОМНОГО ПРОИСХОЖДЕНИЯ К ВЫСОКОЙ МОДЕ

Чарльз Фредерик Уорт родился в 1825 году в бедной семье в английском Линкольншире. Его близкое знакомство с миром моды произошло уже в юности: большую часть времени Уорт работал подмастерьем у двух лондонских торговцев тканями.

Когда Уорт не был занят в мастерской, он часами разглядывал экспонаты в Национальной галерее. Его завораживала красота платьев, запечатленных на исторических портретах королев и аристократок. Именно в этих гулких залах начали формироваться несравненное чутье стиля и художественное видение Уорта. Глядя на платья в рюшах, изысканную отделку и великолепное мастерство портных прошлого, он выработал в себе внимание к деталям, которое впоследствии определило его будущее и сыграло ключевую роль в судьбе мира моды.

В то время как Англию охватила промышленная революция и повседневную жизнь заполнили машины, творческие люди искали утешения в чистоте прошлого, свободного от технического прогресса. Мир жаждал новых идей. Средневековые маскарады пользовались бешеной популярностью среди представителей лондонской элиты, а романтизм и неоклассицизм вошли в моду в годы, когда Уорт формировал свое видение. Так сложился его путь, в котором объединились блеск королевской истории и еще более пышные вкусы высшего общества. На этом пути работы Уорта вознесут моду в ранг безусловного искусства, а сам он отправится из Лондона на сверкающие огнями улицы величественного Парижа.

Прибыв во французскую столицу в возрасте 20 лет, Уорт быстро нашел работу в Gagelin, крупной текстильной компании, где имел возможность отточить и развить навыки, полученные ранее будучи подмастерьем. Gagelin, поощряя амбициозность и стремление молодого мастера подняться по социальной лестнице, позволила ему открыть ателье по пошиву одежды в рамках бренда компании. В скором времени его эффектные, оригинальные работы стали предметом разговоров в городе. Новаторские творения Уорта были представлены на Всемирной выставке в Лондоне в 1851 году и в Париже в 1855-м. Стремительный взлет позволил молодому Уорту обрести известность в самых фешенебельных кругах Парижа, и слава о нем продолжала расти.

Портрет императрицы Евгении в платье от Worth, работа Jean Marius Fouque, копия работы Франца Ксавера Винтерхальтера. Фото: ©RMN-Grand Palais (musée d'Orsay) / Michel Urtado.
УЛОВИТЬ СУТЬ ИНДИВИДУАЛЬНОСТИ
Портрет императрицы Евгении в платье от Worth, работа Jean Marius Fouque, копия работы Франца Ксавера Винтерхальтера. Фото: ©RMN-Grand Palais (musée d'Orsay) / Michel Urtado.

В 1850-х годах Париж был полон совершенно новой культурной динамики: произошла реставрация монархии, Наполеон III объявил столицу центром новой европейской мысли и моды. После его женитьбы на императрице Евгении ее утонченный стиль стал образцом для аристократок Парижа. Спрос на предметы роскоши, особенно платья, взлетел на головокружительную высоту.

В 1858 году Уорт смог открыть собственный магазин, где можно было увидеть его творения и оценить новаторский подход к высокой моде. Как только императрица Евгения стала регулярно переступать порог его заведения на Рю-де-ля-Пэ и делать заказы у Уорта, его репутация достигла невообразимых высот. Знатная клиентура, громкая популярность и привилегированное положение дали ему полную свободу следовать своим инстинктам и увлечениям. Так воплотились в жизнь мечты, родившиеся на скамье в Лондонской национальной галерее.

Природная харизма Уорта очаровала императрицу Евгению и ее двор. Они не упускали случая продемонстрировать талант своего нового любимого портного на разнообразных государственных мероприятиях. Светские балы при дворе, приемы в узком кругу в Тюильри, скачки в Лоншане в XIX веке стали эквивалентом сегодняшних модных показов. Парижские светские дамы демонстрировали свои новые наряды от-кутюр, которыми восхищались все, от Второй империи до остального мира.

Эксцентричные, пышные и тщательно продуманные творения Уорта во многом рождались из полувоображаемого прошлого. Его репутация и слава были основаны на совершенно новой, невиданной практике: с одной стороны, он стремился отвечать все более требовательным запросам своей клиентуры, а с другой, стал первопроходцем, диктуя, как именно следует создавать, примерять и шить его платья. До появления Уорта на дизайнерской арене дамы сами выбирали ткани, а одежда шилась по готовым лекалам. Видение же Уорта состояло в том, что каждый силуэт и крой уникальны. Кроме того, он опирался на переосмысление стиля прошлых веков, создавая на его основе актуальный дизайн. Благодаря подобному подходу его творения стали квинтэссенцией индивидуального подхода в пошиве одежды. Особенность его творчества и непоколебимая вера в талант, идеи и вдохновение породили понятие от-кутюр.

ИЗОБРЕТАТЕЛЬНОСТЬ СКВОЗЬ ВЕКА

Истинное искусство в любой сфере редко рождается в результате следования за вкусами толпы — и Уорту с его неисчерпаемыми идеями было суждено проложить путь для высокой моды. Модный дом House of Worth работал только по своим правилам и во многом был первопроходцем. В его шоурумах впервые платья демонстрировали живые модели вместо манекенов, а сами платья подгонялись под фигуру и стиль клиентки. Более того, до Уорта никому и в голову не приходила идея сезонных коллекций, и никто не пробовал вывести свои творения на международный рынок. Уже с 1855 года Уорт загорелся идеей экспортировать свои самые оригинальные модели в Лондон и другие части Европы, а к 1860-м годам его творения продавались в самых роскошных универмагах Нью-Йорка и других городов.

Оригинальность, смелость и изобретательность были основными принципами Чарльза Уорта. Часто утверждают, что его работы были первыми, в которых узнавалась рука мастера. Непросто представить себе, насколько новаторским был этот подход в свое время: впервые искусство пошива одежды и моды вознеслось в ранг высокого: оно было движимо инновациями, вдохновением и видением художника, которые взяли верх над капризами клиента. Понятие личной подписи на работе также перестало быть метафорическим: Уорт первым начал нашивать на свои изделия ярлыки со своим именем. Изначально ярлыки печатались на внутренней стороне пояса, и имя Уорта стало настолько престижным, что дамы носили пояс перевернутым на обратную сторону, чтобы продемонстрировать ярлык — главный элемент их платьев, пошитых по индивидуальному заказу. По сути, так родился дизайнерский лейбл.

Безрассудные, экстравагантные и блистательные годы Второй империи длились недолго: Уорт успел пережить и ее падение, и конец Парижского королевского двора. Однако благодаря созданной им новой парадигме в моде, к этому моменту исчез и традиционный подход к созданию одежды. Как это бывает на закате любого художественного течения, мир моды полностью преобразился, и с тех пор спрос на изделия, созданные по индивидуальному заказу руками искусных мастеров, не иссякал. Высокая мода вступила в свои права, а ее отец Чарльз Уорт отбросил старые правила, чтобы написать новые: на страницах из бархата, кружева и шелка.

Ярлык: Worth, 7, rue de la Paix, Paris Vers 1875. Местонахождение: США, Филадельфия (штат Пенсильвания), Художественный музей Филадельфии. Фото: ©The Philadelphia Museum of Art, Dist. RMN-Grand Palais / image Philadelphia Museum of Art.