АРХИТЕКТУРА И ИСКУССТВО

Восхищение кобальтово-синим

Почему этот яркий оттенок продолжает приковывать взгляды художников.

Запечатлеть бескрайнюю ширь и передать глубину палитры неба и моря, вдохнуть в работу саму суть чистоты и красоты — для всего этого художники всю историю человечества использовали кобальтово-синий цвет. Первый искусственный синий цвет был создан в Древнем Египте в 2200 г. до н. э. — его можно наблюдать в настенных росписях, скульптурах, на предметах мебели и других. Один из первых примеров использования кобальтово-синего можно обнаружить в китайской керамике времен династии Тан — начало 7 века — где этот редчайший, яркий пигмент добывали из персидских кобальтовых руд. Мастера изобразительного искусства — Вермеер, Ренуар, Моне и Ван Гог — создавали настоящие шедевры, внося яркие штрихи кобальтово-синего в свои работы. Для некоторых художников этот цвет стал определяющим — например, для американского нео-классика Maxfield Parrish.

Цвет, ставший легендой

Имея перед глазами величайшее количество примеров, в которых можно было черпать вдохновение, современные художники также оценили красоту кобальтово-синего и стали исследовать его концептуальный потенциал. Творчество Yves Klein практически стало синонимом этого цвета: художник знаменит фразой, что голубое небо — его первая творческая работа. Он описывал свои легендарные монохромные картины, выполненные в этом оттенке, как «открытое окно к свободе, возможность погрузиться в неописуемые глубины цвета».

Этот французский художник использует кобальтово-синий не только в картинах. С его помощью он также создает инсталляции, скульптуры и творческие работы с полным погружением. Nancy Spector, бывший главный куратор музея Гуггенхейма, сказала: «Он прославлен тем, что, за редкими исключениями, использовал в работе только поразительно актуальный, пудровый ультрамариновый пигмент, который он же и запатентовал — под названием «International Klein Blue». Он считал, что этот цвет — физическое проявление космической энергии, что свободно летает в воздухе, невидимая человеческому глазу».

Niki de Saint Phalle, что была современницей Klein, со всей глубиной и ясностью понимала, насколько сильно этот цвет способен пробуждать силу и эмоцию. Франко-американскую художницу глубоко почитают за ее масштабные скульптуры, иммерсивные инсталляции и смелое использование материалов. У нее было поразительное чутье на то, как можно добавлять тонам и оттенкам жизнерадостности — она говорила о себе, что «эти чистые волшебные цвета пьянят» ее.

De Saint Phalle использовала такие оттенки, как кобальтово-синий, чтобы добавить своим безошибочно узнаваемым творениям интенсивности, акцентности и радости. «Если моя скульптура принесет случайному зрителю момент радости, если он ощутит себя полным жизни в момент, когда увидит ее — я буду знать, что делаю свое дело не зря», — говорила она. Часть ее последнего монументального проекта, фантастического архитектурного ландшафта под названием The Grotto — восхитительные творения, что буквально купаются в кобальтово-синем цвете. Эти выложенные мозаикой стены с акцентными альковами из ее танцующих скульптур, были вдохновлены другим поклонником этого смелого оттенка — Генри Матиссом.

“Forms - Plate IX” из “Jazz”, 1943-47, Henri Matisse. Издатель: Teriade Editeur, Париж, 1947. Печать: Edmond Vairel, Парид. The Louis E. Stern Collection. © 2021. Музей современного искусства, Нью-Йорк/Scala, Флоренция. ©2021 ProLitteris, Цюрих.
Гипнотический цвет
La Muralla Roja, автор: Ricardo Bofill. Photo ©Gregori Civera

Кобальтово-синий — гипнотический цвет. Он способен переносить зрителей в иные миры, и творческие люди и дизайнеры пользуются этим, чтобы пробудить ощущение безмятежности и внутренней трансформации. Пример современного шедевра в стиле середины прошлого века, где этот смелый оттенок создает поистине неземной эффект — это Нью-Йоркский зал науки. Он был построен ко Всемирной ярмарке 1964/1965 годов компанией Harrison and Abramovitz Architects. Под бетонным волнообразным экстерьером скрывается нечто, способное полностью поглотить любого, кто входит туда. Головокружительный паттерн из 5000 кобальтово-синих панелей продуман дизайнерами таким образом, чтобы создавать иллюзию бесконечного пространства. Когда посетители находятся внутри этого архитектурного чуда — они словно погружаются в загадочные глубины величественного океана.

La Muralla Roja авторства Ricardo Bofill — еще один пример чудесного творения, вдохновленного морской тематикой. Испанский архитектор видел в своем воображении «La Muralla Roja» на фоне мерцающих вод бухты Бадия де Кальп. Величественный экстерьер творения выполнен в коралловых оттенках, обрамляющих лабиринт лазурных ступеней, от которых голова начинает кружиться, а сердце — наполняться восторгом. Bofill использовал для них кобальтово-синий цвет, а также учел движение света и влияние формы и тени. Результат завораживает и очаровывает.

Лидер среди художников, что использовали в своих работах свет и пространство — современный художник Doug Wheeler. Его «световые ловушки» и «световые картины» играют с нашим восприятием пространства, объема и цвета. Он исследует то, как приглушенный свет — в особенности сияющий кобальтово-синий — взаимодействует с архитектурой, создавая просторные, выходящие за пределы рационального инсталляции, в которых все чувства обостряются, а время и место способны и вовсе исчезнуть.

Какая бы задача перед ними не стояла — запечатлеть космическую энергию, передать ощущение свободы или перенести зрителя в другое измерение — творцы и мастера своего дела раз за разом пленяются кобальтово-синим цветом. Этот уникальный, неизмеримо эмоциональный и глубокий оттенок продолжает восхищать как зрителей, как и художников.

COBALT NIGHT

Сны рождаются лишь в полной темноте, когда мы до конца отдаемся во власть творчества ночи. Ночь — время, когда суета повседневности отступает, открывая путь неуловимому, впуская в мир возможность создать нечто кристально ясное. В этой ясности мечты творчества облекаются в единый насыщенный кобальтово-синий цвет. Цвет женственности, смелости, силы — цвет, что жаждет жизни. Цвет жизни в ночи — Cobalt Night. Ученые La Prairie задали себе простой вопрос. Какие еще тайны может нам раскрыть ночь? Проведя глубочайшие исследования загадочных ночных свойств икры, они обнаружили неуловимую силу, что существует — и раскрывается — только в ночи. Ученые La Prairie изучили неизведанное царство ночи и создали новое воплощение швейцарской икры — Caviar Retinol. Это уникальное сочетание липидов икры и ретинола, что добывается из нее, стало частью нового масла Skin Caviar Nighttime Oil, объединив в себе научные знания об икре для поразительного разглаживания морщин и непревзойденное укрепление кожи и лифтинг-эффект.